Открытое письмо Председателю Правительства Российской Федерации Д.А.Медведеву

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, вчера, 11 ноября 2016 года, смотрел новости. Искренне сочувствую Вашему недовольству работой финансовых органов России, когда большая часть бюджетных средств доводится до исполнителей бюджета в конце финансового года.

Скажу, но не подумайте что это сарказм, наконец-то, и Вас Минфин  Правительства России «достал». Может быть Вы, наконец-то разберетесь и пресечете недопустимые нарушения в бюджетной системе Российской Федерации, который уже больше 10 лет (с 20106 года) допускает Минфин Правительства Российской Федерации.

С 2008 года отслеживаю эти вопросы, в 2011, 2013 и 2015 годах (до начала компаний планирования бюджетов) обращался с письмами на Ваше имя, как Президента Российской Федерации, и на имя действующего Президента Российской Федерации В.В. Путина.

Все письма были пересланы в Минфин Правительства Российской Федерации, откуда я получил совершенно некомпетентные ответы.

Получается, что администрация Президента Российской Федерации выполняет функции обычной почты: отправить письмо тому, на кого жалуются. 

Какой же вывод на настоящее время я сделал. А он таков: органам власти в России все равно, как расходуются бюджетные средства, главное, чтобы они были «освоены».

Повторюсь еще раз, мне было приятно, что Минфин  Правительства России и Вас «достал» своими неквалифицированными (а по сути, глупыми)  предложениями и решениями по совершенствованию бюджетной системе Российской Федерации.

Кратко обращаю ваше внимание в хронологии, как разваливается бюджетная система Российской Федерации Минфином Правительства Российской Федерации.

В 2005 году было принято решение о введении в бюджетной системе Российской Федерации так называемой бюджетной классификации.

Бюджет на 2006 год был принят с применением бюджетной классификации. В расходной части названного бюджета не показывались ни расходные обязательства, ни бюджетные ассигнования. Показывались классификационные признаки (словарные величины) и цифровые коды бюджетной классификации, а также суммы денежных средств.  По такой «методике» бюджет планировался по 2013 год. Куда направляются средства, на исполнение каких расходных обязательств, можно было узнать только из приказа по бюджетной классификации Минфина России, который издавался после принятия закона о бюджете на очередной финансовый год. Спрашивается, что тогда за документ принимался в качестве закона о бюджете Российской Федерации?

В субъектах РФ и муниципальных образованиях РФ бюджеты принимались по рекомендациям Минфина РФ. Причем, например, в муниципальных образованиях РФ правовые  акты по вопросам местного значения не принимались. То есть оснований для бюджетных расходов не было. Хотя в конце 2008 года закон о местном самоуправлении вступил в силу. 

В названных субъектах права обоих уровней не указывались как расходные обязательства, так и бюджетные ассигнования. Складывается впечатление, что работники Минфина России не знают требования Бюджетного кодекса РФ и не знают, что в названном кодексе есть статьи 69-83, в которых отражены наименования бюджетных ассигнований.

На 2014 и на 2016 годы стал приниматься так называемый программный бюджет.  В Бюджетный кодекс была внесена правка, согласно которой по принятым Государственной Думой законам Председатель Правительства Российской Федерации принимает Государственные программы, которые и прописываются в бюджете как расходные обязательства.

Что же в итоге получено?

Закон о бюджете, принятый по такой методике планирования бюджета, стала противоречить Конституции Российской Федерации. Принятые Государственной Думой Российской Федерации законы являются федеральными расходными обязательствами, и они не могут быть заменены на правовые акты, принятые Председателем Правительства Российской Федерации. При этом я не исключаю, что Правительством РФ могут приниматься программы, направленные на развитие  соответствующих отраслей экономики.

Таким образом, расчеты бюджетных ассигнований на исполнение расходных обязательств в виде федеральных законов не проводятся, как не проводятся они и на исполнение Государственных программ.

Совсем непонятно почему, но в расходной части бюджета вместо наименований бюджетных ассигнований указываются виды расходов бюджетной классификации, то есть их словарные величины. Такой подход не позволяет провести анализ направлений расходования бюджетных средств по отраслям экономики.

Совсем неквалифицированной является формулировка расходного обязательства в виде непрограммных расходов.

В ныне действующем бюджете непрограммными являются расходы на содержание Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, счетной Палаты Российской Федерации и т.д. Получается, если Председатель Правительства Российской Федерации, по логике Минфина РФ, не может принять Программу по деятельности названых органов власти, то такие расходы являются непрограммными.

Но если в расходной части бюджета должны быть указаны расходные обязательства как основания для бюджетных расходов, а расходы указаны как непрограммные, то фактически они являются незаконными.

Хотя, на самом деле, расходное обязательство на содержание, например, Счетной Палаты Российской Федерации есть в виде федерального закона о Счетной Палате Российской Федерации.

В целом же расходная часть действующего бюджета на 20016 является незаконной, хотя бюджет принят Государственной Думой Российской Федерации.  Но беззаконие останется беззаконием, если даже бюджет принят Государственной Думой Российской Федерации.

В связи со сказанным, как можно исполнить расходную часть бюджета, если он фактически не спланирован?

 

Ниже прикреплено письмо, которое я направлял на имя Президента Российской Федерации В.В. Путина в апреле 2015 года, в дан более подробный анализ нарушений в бюджетной системе Российской Федерации.

 

О ПРОБЛЕМАХ В БЮДЖЕТНОЙ СИСТЕМЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

О проблемах в Бюджетной системе РФ я обращался на имя Президента Российской Федерации Д.А. Медведева в апреле 2011 года и на имя Президента Российской Федерации В.В. Путина в апреле 2013 года.

Ответы на указанные обращения, полученные Минфина России,  меня не устроили.

Считаю, что на настоящее время положение дел в Бюджетной системе РФ еще больше усугубилось, так как Минфин России продолжает создавать условия для нецелевого и неэффективного использования бюджетных средств.

Нынешнее негативное положение дел в исполнении расходной части бюджетов Бюджетной системы РФ сложилось после введения так называемой бюджетной классификации в 2005 году, т.е. с федерального бюджета на 2006 год.

При составлении проекта и утверждении федерального бюджета отсутствует логика прохождения этого документа. Вступление в силу федерального закона о федеральном бюджете на очередной финансовый год и плановый период фактически определяется приказом Минфина России о бюджетной классификации, который издается после подписания закона о федеральном бюджете Президентом Российской Федерации.

Несистемность и непрозрачность в этом вопросе начинается с понятийного уровня. Нет понимания даже того, что же является предметом бюджетной классификации.

В целом же существует методологическая проблема: нет понимания разницы между отраслью экономики и отраслевым министерством, между классификационным признаком, например, образование и правовым актом по образованию, между экономическим содержанием разных бюджетных ассигнований. Начиная с бюджета 2006 года в расходной части федерального бюджета не показывались ни расходные обязательства, ни бюджетные ассигнования, выделяемые на их финансовое обеспечение.

А вот история, которая продолжается, к сожалению, уже десятый год с 2006 года.

Первый же опыт применения бюджетной классификации стал неправильным, расходы бюджета стали планироваться по классификационным признакам бюджетной классификации.

Указывались классификационные признаки разделов, подразделов, целевых статей, видов расходов и их цифровые коды.

Работники Минфина России не поняли главного: а что же является предметом бюджетной классификации, что классифицируется?

А классифицироваться должны бюджетные ассигнования, выделяемые на исполнение расходных обязательств. То есть цифровыми кодами отмечаются бюджетные ассигнования на основании классификационных признаков правовых актов, на исполнение которых они выделяются, по разделам, подразделам, целевым статьям и видам расходов.

Наименования бюджетных ассигнований приведены в статьях 69 – 83 Бюджетного кодекса РФ, а порядок планирования расходной части бюджета по расходным обязательствам изложен в статье 174.2 Бюджетного кодекса РФ.

Но, видимо, ни первого, ни второго в Минфине России не знают и не понимают.

Поэтому получилось так, что расходные обязательства и бюджетные ассигнования из расходной части бюджета были исключены, всё заменили классификационные признаки и цифровые коды бюджетной классификации.

С указанного времени началась путаница в расходной части бюджетов Бюджетной системы РФ.

При таком планировании бюджетов, когда средства стали выделяться на классификационные признаки бюджетной классификации, не представляется возможным сделать анализ расходов бюджета.

В условиях, когда отрасли экономики стали увязываться с отраслевыми министерствами, в аналитической части расходов стали отражаться средства, выделяемые не на отрасли экономики по отраслевым министерствам, а на отраслевые министерства.

Например, средства на образование выделяются не только по линии министерства образования, а и по линии министерства культуры, министерства здравоохранения.

По логике же Минфина России получается так, если нет, например, министерства спорта, то в стране нет финансирования спорта.

В итоге федеральный бюджет, а по примеру федерального бюджета и бюджеты субъектов РФ и муниципальных образований, стали закрытыми. Направления расходования бюджетных средств можно узнать только из приказа по бюджетной классификации, который принимается финансовым органом после утверждения закона о бюджете высшим должностным лицом субъекта права.

Представительные органы власти стали голосовать не за бюджетные ассигнования, выделяемые на исполнение расходных обязательств, а за классификационные признаки бюджетной классификации и за суммы бюджетных средств.

Что же в итоге такого планирования бюджетов Бюджетной системы РФ получила наша страна?

Если правовые акты оказались ненужными для планирования расходной части бюджетов, то страна получила хаос в государственном и муниципальном бюджетном праве.

Но на этом все не закончилось.

Министерство финансов России продолжало проводить так называемую бюджетную реформу при всяком отсутствии здравого смысла, в ущерб нашему государству и народу.

У «реформаторов» был свой смысл, он заключался в том, чтобы сломать сложившийся уклад в образовании, медицинском обслуживании, социальной защите населения.

К сожалению, память людей коротка, а сколько «порезано» по живому при переходе на подушевое финансирование в сельской местности, в результате чего люди вынуждены были покидать места своего постоянного проживания. Как все это называть?

В 2013 году Минфин России придумало новую «реформу», так называемый программный бюджет, который был впервые принят по такой методике на 2014 года и плановый период.

В бюджетной классификации есть такие классификационные признаки, как программы и подпрограммы, вот они то и послужили для такого предложения Минфина России. Все это было подано, как какое-то выдающееся решение для упорядочения бюджетной системы в России. Однако решение о переходе на программный бюджет было принято на основании неправильного вывода, то есть на основании одного из классификационных признаков бюджетной классификации.

Но на самом деле – это очередная путаница, которая привела к недостатку средств уже на этапе составления проекта федерального бюджета в 2013 году на 2014 году и к неисполнению бюджетов всех уровней по расходам. Практически все субъекты РФ исполнили бюджеты 2014 года с большим дефицитом.

Самое же главное заключается в том, что составление бюджета по такой методике привело к нарушению статьи 4 Конституции Российской Федерации, в пункте 2 которой говорится: «Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации».

О каком верховенстве федеральных законов можно говорить, если ни один из них не отражен в расходной части федерального бюджета?

И с таким федеральным бюджетом согласна Государственная Дума Российской Федерации. Мне же представляется, что приняв такой федеральный бюджет, Государственная Дума Российской Федерации согласилась с тем, что верховенство власти перешло к Правительству Российской Федерации.

Теперь в расходной части федерального бюджета в качестве расходных обязательств стали показываться так называемые программы. Но по ним много вопросов.

Почему в расходной части бюджета снова не показываются бюджетные ассигнования, выделяемые на исполнение расходных обязательств?

Не имеющие никакой логики в расходной части бюджета сплошь и рядом присутствуют странные формулировки.  Вот пример по линии Счетной палаты Российской Федерации: «Расходы на выплаты по оплате труда работников государственных органов по непрограммному направлению расходов «Обеспечение деятельности Счетной палаты» в рамках непрограммного направления деятельности «Счетная палата Российской Федерации» (Расходы на выплаты персоналу в целях обеспечения выполнения функций государственными (муниципальными) органами, казенными учреждениями, органами управления государственными внебюджетными фондами)».

Получается, что если бюджет называется программным, а программы, утвержденной Правительством РФ нет (оно не может командовать Счетной палатой Российской Федерации), то расходы будут непрограммными. Кроме, как абсурдом, это назвать нельзя.

Очередным ударом по Бюджетной системе РФ явился Федеральный закон от 8 мая 2010 г. № 83-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений».

В результате принятия этого Федерального закона были убраны правила расходования полученных бюджетных ассигнований в виде субсидий в бюджетных учреждениях России. Когда-то была так называемая тарифная сетка.

В настоящее же время порядок расходования бюджетных средств на заработную плату работникам учреждения определяет руководитель учреждения по своему усмотрению.

Вот в чем причина таких различий в оплате труда ректора и профессора ВУЗа, главного врача и медицинской сестры больницы. Фактически все зависит от решения руководителя учреждения. Складывается впечатление, что главным по замыслу Минфина России является то, чтобы руководитель учреждения обеспечил повиновение подчиненных разными подачками, угрозой увольнений и т.п.

Жаловаться при таком положении дел не на кого, все находится в пределах закона. Остается только одно – задать вопрос Президенту Российской Федерации В.В. Путину на очередной пресс-конференции. Такое право у нашего народа есть, а вот на достойную заработную плату, достойную пенсию по старости нет, а это уже нарушение положений Конституции Российской Федерации.

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован