Эксклюзив
Мельников Алексей
01 ноября 2019
461

Михаил Федотов. Свободу - в отставку

Main e72800d9 350d 4851 9f8b 4aeebb94618b

Недавнее драматичное смещение с поста председателя Совета по правам человека Михаила Федотова заставило подробней изучить предысторию этого вопроса. А именно: коснуться политических взглядов видного юриста, с которыми сегодня, очевидно, уже нельзя встроиться в современную политическую систему России. Эта беседа с Михаилом Федотовым состоялась в далёком уже от нас 2005 году. И, тем не менее, не устарела. К сожалению, те опасности, о которых тогда предупреждал Михаил Александрович, к нынешним временам только усугубились. И, не факт, что не угрожают демократии России в целом.

Усиленная "вертикализация" общества все явственней ставит перед этим обществом один немаловажный вопрос: доколе? В смысле - настанет ли предел отстраивания наших людей в струну. Пока никаких признаков на этот счет что-то не наблюдается. Страстно ровняются все: от губернаторов до вахтеров. Врачи, спортсмены, дачники, работники МУПов и даже обкуренные рэперы - все мнят в себя в роли "отвертикализованных". Все дружней примыкает к ним и пресса. "А куда деваться?" - оправдываются одни. "Да куда вы денетесь!" - отвечают другие. От отношений власти и прессы сегодня очень много зависит в России. Отношения эти один из главных идеологов свободы слова в России, д.ю.н., профессор Михаил Федотов - охарактеризовал так: любовь и ненависть. Суждениями на этом счет один Михаил Александрович поделился на днях в Клубе региональной журналистики.

Россия и пресса - ровесники

Итак: история любви и ненависти. История взаимоотношения прессы и власти в России. Мы знаем: от любви до ненависти - один шаг. Задача, которую я перед собой ставлю, заключается в том, чтобы понять, как этот шаг был сделан, в какую сторону, какова длина и направление этого шага. До 90-го года у нас было много средств массовой информации. Но все это было тиражированием одного и того же СМИ. Точнее - СМИП - средства массовой информации и пропаганды. У нас сам термин "СМИ" был запрещен. Было только - СМИП. Те, кто помоложе, этого вообще не знают, не помнят. А те, кто ближе к моему возрасту, понимают: так было на самом деле.

Единственными независимыми средствами массовой информации был "Самиздаты". То есть то, что издавалось в основном подпольно на пишущей машинке "Эрика". Или "Тамиздаты". То есть то, что издавалось за границей и тайно ввозилось в Советский Союз. Всех их ждало небо в крупную клеточку. Но грянул 90-й год, и у нас появляется закон о средствах массовой информации. В этом году мы будем отмечать пятнадцатилетие этого закона. Закона, который перевернул страну. Именно 12 июня произошло два события в одном и том же месте, просто в двух разных залах. В одном месте Кремля Верховный совет принял закон СССР о печати и других средствах массовой информации. В этот же день в том же самом московском Кремле, только в другом зале, собрался съезд народных депутатов РСФСР, который принял декларацию о государственном суверенитете Российской Федерации.

С этого дня идет отсчет и нашей свободы печати, и нашей новой государственности. Мне кажется, что соединение этих дат, это очень ясный намек, который нам дает история. Российская государственность и свобода массовой информации не разделимы. Любая агрессия против свободы массовой информации - это агрессия против российской государственности. И наоборот: любая агрессия против государственности - это агрессия против свободы массовой информации.

В законе о печати было несколько заложенных бомб. Их наши оппоненты просто не смогли разминировать. Они не поняли, где там что заложено. После первого августа 90-го года, когда закон начал действовать, эти бомбы взорвались. Помимо того, что в этом законе был записан запрет цензуры массовой информации, здесь так же было записано еще две принципиально важных вещи. А именно то, что право на учреждение СМИ принадлежит не только государственным органам и не только общественным организациям, но и гражданам.

Этот замечательный союзный закон создал основу для фрагментации советской системы пропаганды. В итоге она распалась. И появилось облако, состоящее из множества самых разных средств массовой информации. Оно является результатом взрывной силы законов о СМИ 90-91 годов.

А будут выступать - отключим радиопередатчик

Сегодня мы имеем такую систему координат: одна ось - это ось времени. Из недавнего прошлого - в обозримое будущее. А другая ось располагается или в сторону автократического выбора, или в сторону демократического. Для того, чтобы определить, куда движется пресса, нам нужны индикаторы. Например, состояние государственных средств массовой информации. Сохранение государственных СМИ - это в сторону автократического выбора. Разрушение этой системы - это в сторону демократического выбора. Разрушение должно быть разумным. Если вы хотите лишить кожуры апельсин, можно аккуратно ее снять. А можно просто сбросить этот апельсин с высоты 22 этажа. Результат будет несколько различным.

Еще в 2002 году позиция Кремля была такая: одна газета для государства, одно информационное агентство, один телеканал, одна телекомпания. Все. Что мы видим на деле? Суперхолдинг ВГТРК. Подобных холдингов в природе, наверно, больше нет. Здесь все телеканалы, которые одновременно являются телекомпаниями или радиокомпаниями. В какой-то момент они становятся филиалами. В какой-то момент - отделениями ВГТРК. В какой-то момент они становятся дочерними компаниями. Потом они объединяются вместе. То есть, все это разные юридические механизмы для того, чтобы держать все это в одних руках. 86 региональных телерадиокомпаний.

Плюс все радиопередатчики России, которые используются для средств массовой информации, принадлежат РТРС. Они распространяют не только передачи государственных каналов, государственных телерадиокомпаний, но и частных. Следовательно, если у государства в руках есть все радиопередатчики, то не имеет значения, кому принадлежат радиостанции. В любой момент можно просто вырубить рубильник, и независимая радиостанция замолчит, просто замолчит.

Кроме того, два информационных агентства - ИТАР-ТАСС и РИА-Новости, целый ряд газет, таких, как "Российская газета" и "Парламентская газета". Плюс к этому огромное количество журналов, а также крупные полиграфпредприятия, региональные и местные средства массовой информации. Такова система государственных СМИ. По сути дела, это такой огромный комплекс, огромная отрасль.

Хотя негосударственных средств массовой информации оказывается больше, но давайте сравним маленькую независимую газетку с крупными государственными газетами, журналами и телерадиокомпаниями. Здесь, конечно, на рынке они не равные конкуренты. Государственные СМИ получают дотацию из бюджета, а негосударственные должны все зарабатывать сами. Поэтому, с точки зрения антимонопольного законодательства эта конкуренция не добросовестна. Она не правильная. Она стимулирует монопольное положение на рынке государственных СМИ. К сожалению, с этим пока ничего сделать не удается.

Чукотка - властительница дум

Теперь о ситуации в телеэфире. Первый канал, канал "Россия", канал "Культура", канал "Спорт", с недавнего времени канал "Звезда" принадлежат федеральной власти напрямую. Это государственные телеканалы. Канал ТВЦ принадлежит московскому правительству. Есть телеканалы, которые принадлежат государству не напрямую, опосредованно, через общество с государственными участием. Телеканал НТВ, например, который принадлежит Газпрому. Канал "Рен ТВ", который принадлежит РАО ЕЭС. Да, существуют независимые, негосударственные телеканалы. Но для того, чтобы их поставить под контроль или уничтожить, есть так называемые средства законного принуждения. Это было применено по отношению к некоторым негосударственным телеканалам.

Например, к НТВ, которое было передано от "Медиа моста" "Газпром медиа". Каким образом? С помощью суда. Потом появился канал ТВ6. Он был ликвидирован в 2002 году. Опят-таки, с помощью суда. Наконец, канал ТВС. И здесь результат тот же. Остаются развлекательные телеканалы: ТНТ, СТС, многие другие. Но все они не имеют ни информационных программ, ни программ аналитических. То есть, они вне общественной жизни. Либо это постоянный кинотеатр, либо это постоянное шоу, либо это постоянный спорт. В лучшем случае, это образовательные программы. Но ничего, что относится к "public offers", то есть, "публичные дела". Ничего этого там нет. Поэтому, в общественно-политическом смысле это ноль. Вот такова ситуация в московском эфире.

Теперь, что такое Первый канал. Первый канал, это открытое акционерное общество. С точки зрения закона об акционерных обществах они должны ежегодно публиковать свой отчет для всеобщего сведения. Ничего они не публикуют. Константин Эрнст мне каждый год объясняет, что "да, да, да, в этом году мы обязательно опубликуем отчет". Но этого не делается. А какова же стурктура собственности в этом акционерном обществе? Министерство имущества, ИТАР-ТАСС, телевизионный технический центр имеют в совокупности 51% акций. 49% акций находятся в руках трех организаций. Две организации - это оффшоры, третье - закрытое акционерное общество - зарегистрированное на Чукотке. Кто стоит за этим, этого мы не знаем. Что происходит там внутри, какова роль Абрамовича? Какова роль этих трех оффшоров и одного ЗАО? Мы не знаем. Мы даже не знаем, кто их представляет в совете директоров.

Поскреби медиа-магната - обнаружишь Кремль

Теперь о "Газпром медиа". "Газпром медиа" был создан, как почти 100% дочка "Газпрома". Там было 85,79% акций в руках "Газпрома". Сейчас их гораздо меньше. Сейчас половину "Газпром медиа" принадлежит "Евро Финанс Групп". "Евро Финанс Групп" была создана "Евро банком" и "Внешэкономбанком", то есть, двумя государственными банками. "Евро Финанс Групп" возглавляют, как пишет пресса, "личные друзья президента Путина". Вот вам вся эта огромная империя. Это видимая часть айсберга. Это та информация, которую можно найти. Вы понимаете, что есть еще информация, которую найти невозможно. Она спрятана так, что ее не найдет никто. "Евро Финанс Групп" кроме того принадлежит телеканал Петербург на паях с мэрией Санкт Петербурга. Плюс - не сегодня, завтра, к ней перейдет контроль на телекомпанией "Рен ТВ".

Но мы, конечно, имеем и Медиа Холдинги, не имеющие ни какого видимого отношения к власти. Например, Медиа Холдинг "Профмедиа". Вы видите лицо замечательного человека, которому все это принадлежит, который все это возглавляет. Это господин Потанин. Действительно, это крупная медиа структура, развивающаяся, имеющая и такие приличные газеты, как "Известия", журнал "Эксперт". Одновременно с этим, в большей степени ориентация на получение прибыли от других газет. "Комсомольская правда", "Советский спорт", "Экспресс газета". Если кому-то хочется черпнуть побольше грязи, то "Экспресс газета", это - супер. После знакомства с этими газетами желательно обмыть руки, потому что иначе можно занести какую-нибудь инфекцию. Плюс к этому, у них есть определенные активы в электронных СМИ. "Пульс", "ТВ-21", "Авторадио", "Новости онлайн" и так далее. Плюс к этому, у них большие инфраструктурные ресурсы. Своя система распространения, свой издательский дом, свое информационное агентство "Прайм ТАСС". И так далее. Опять-таки, это видимая часть айсберга. Что там в невидимой части, можно только догадываться. Вот вам и живой медиа-магнат.

Господин Потанин очень хорошо понимает, что стоит ему что-нибудь не то сделать в своих средствах массовой информации, как у него будут большие неприятности с его бизнесом. Не только в сфере СМИ. А в любой сфере, в которой у него есть бизнес интересы. Поэтому все пронизывает система страха. Контроль через страх. Как государство может влиять на эти средства массовой информации? А вот как.

Газета - это не хоспис...

Второй индикатор - экономическая поддержка. Я помню, как работая в министерстве печати и массовой информации, мы распределяли бюджетные деньги между районными газетами, областными, литературными журналами, экологическими изданиями, и так далее. Денег было мало, желающих было много. Могу сказать честно: мы раздавали эти деньги, исходя из реальных потребностей сохранить эти средства массовой информации, а не подкупить тех, кто были нам близки идеологически. Та же самая газета "Советская Россия" тоже получала дотации из бюджета. Та же самая газета "Правда" тоже получала дотации из бюджета. Кстати, это соответствует и мировой практике - дотации предоставляются вне зависимости от политической направленности самих изданий.

Эта система существовала с 92 года. В какой-то степени она существует и сейчас. Мы знаем, что практически во всех регионах есть положения о государственной поддержке средств массовой информации. Как правило, они устанавливают систему государственной поддержки только в отношении средств массовой информации, учредителями которых являются местные органы власти. Конечно, это нарушает антимонопольное законодательство. Это не стимулирует развитие рынка СМИ.

Впрочем, теперь у органов местного самоуправления нет права создавать собственные СМИ. А только те, что необходимы для публикации своих специальных документов. Поэтому здесь эта система будет работать несколько иначе. Она модернизируется. На мой взгляд, здесь надо было действовать совершено по-другому. А именно: не нужно уничтожать районки, учрежденные органами местного самоуправления. Газетам нужно дать возможность освободиться. Им нужно дать возможность стать самостоятельными, экономически независимыми. А поддерживать процесс умирания... Это же не хоспис в конце концов.

Но государство, видно, решило сделать по-другому - просто всех уничтожить, чтобы не мучились. Прям, как с пенсионерами поступили - вместо льгот будут социальные гарантии. А то, что людям придется за этими социальными гарантиями ходить, стоять в очередях, платить взятки, то, что люди будут от этого болеть и умирать, до этого никому нет дела. Напротив - чем меньше пенсионеров, тем больше денег в Пенсионном фонде. Точно также и здесь - чем меньше районных и городских газет, тем лучше. В самом деле - зачем они, газеты? На федеральном уровне это бизнес. А на уровне районных и городских газет, какой же это бизнес? Это просто одно проедание бюджета. Проедание тех денег, которые чиновник мог бы куда-нибудь в более привлекательное место положить.

... это - общественная трибуна

На мой взгляд, идея эта безнравственна и лишена государственного смысла. Поэтому, в том проекте закона о средствах массовой информации, который был мною написан, предлагается сохранить систему государственных средств массовой информации, но придать им совершенно иную функцию. Они должны быть общественными средствами массовой информации. То есть, они должны выполнять те функции, которые во всех цивилизованных странах выполняют общественные службы информации. То есть, там должны быть общественные наблюдательные советы, там должны быть задачи, связанные с информированием населения, предоставлением условии для свободного диалога, для реализации права граждан на информацию, для свободы выражения мнений. И так далее.

То есть, это должна быть действительно общественная трибуна. Да, частично финансируемая из бюджета. Но необходимо те средства, которые раньше были предусмотрены в бюджете на поддержку местных СМИ, нужно использовать на развитие их материально-технической базы. Тогда они смогут выжить. Потому что выжить, когда у тебя старый линотип или пишущие машинки вместо современных компьютеров, когда у тебя нет доступа в Интернет, когда у тебя полтора человека в редакции, типографии, невозможно. А вы создайте условия для того, чтобы эти средства массовой информации могли развиваться, могли выживать - тогда это будет действительно государственный подход. Пока что все делается в прямо противоположном направлении.

Еще одним очень нехорошим индикатором является то, что сокращаются и упраздняются налоговые и таможенные льготы для средств массовой информации. Страны Европейского Союза снижают налоговое бремя для средств массовой информации, учитывая их социальную функцию. Не просто потому, что "Ах, мы так любим СМИ". Нет, просто у СМИ есть социальная функция. У СМИ есть ограничения для бизнеса. Любой предприниматель в любой сфере бизнеса имеет задачу - получение прибыли. Чем больше я прибыли получу, тем лучше. А в средствах массовой информации есть ограничитель. Моя задача, как владельца средств массовой информации, это дать обществу информацию. А во вторую очередь - получить от этого прибыль. Для того, чтобы иметь возможность и дальше давать обществу информацию. Поэтому, в странах ЕЭС существуют налоговые и прочие льготы для средств массовой информации.

Мы в 1995 году создали эти льготы. Был закон о государственной поддержке средств массовой информации и книгоиздания. А дальше мы эти льготы урезали. Первая попытка урезать эти льготы была в 1998 году. Это понятно. В 1998 году у нас был дефолт. Но в 1998 году, после дефолта наш парламент сказал: "Нет, эти льготы надо сохранить". И парламент их сохранил. Когда начали ликвидироваться эти льготы? С 2002 года. Эти льготы сокращались. Сейчас они практически сведены к нулю. От них ни осталось практически ничего. Печальная ситуация.

"Аншлаговые" кормушки

А как финансируется телевидения и радио из федерального бюджета? Финансирование растет. И каждый раз рост связан с выборами. Например, президентские выборы 2000 года. Был миллиард семьсот шестьдесят три миллиона, стало пять миллиардов шестьсот двадцать девять миллионов. По данным счетной палаты в первом полугодии 2000 года финансирование центрального аппарата ВГТРК возросло в 28 раз. Причем, банковские кредиты составляют 68% от всего, что они получили. Представляете, что вы будете жить, исходя из того, что вам зарплаты хватает только на 30% вашего семейного бюджета, а все остальное вы должны брать в долг. Когда наступит летальный исход? На каком месяце?

Одновременно с этим давайте посмотрим расходы ВГТРК в том же 1999 году. Обслуживание банковского кредита - 27% их расходов. Общие административные расходы - 39%. Оплата лицензии - 17%. Собственное производство - 0.01 процента. Одна сотая процента! Простите, у вас телекомпания или это прокатная мастерская? Телекомпания должна быть производящая, она должна производить. А она ничего не производит. Почему так? Почему это происходит? Потому что гораздо выгоднее заказывать производство программ другим компаниям, платить за это те самые 17% собственных расходов, а самим ничего не производить. Потому что когда ты сам производишь, ты вынужден отчитываться. Ты отчитываешься, потому что ты производишь это на бюджетные деньги. Здесь очень легко впасть в большие проблемы. А когда ты заказываешь, то цены договорные.

Сколько стоит один выпуск программы "Аншлаг"? Как часто идет программа "Аншлаг"? Сколько получает производитель, компания "Артес"? Двадцать тысяч долларов каждый день. Вот это самый большой анекдот. Если сама телекомпания создавала бы передачу "Аншлаг" каждый день, это бы стоило не 20 тысяч долларов, а 2 тысячи долларов. Но зачем нужно делать таким образом? Когда ты платишь 20 тысяч долларов, видимо, там есть какой-то откат. И ты уже не тратишь 2 тысячи долларов, а зарабатываешь 5 или 10. То есть, эта схема абсолютно коррупционна. Такая структура расходов показывает, что она как раз работает. А собственного производства - одна сотая процента.

Власть "сникерснует"

Реклама. Нормальный источник финансирования для средств массовой информации во всем мире. С 1998 года после дефолта происходит полная монополизация рынка рекламы. До этого рынок рекламы был поделен между двумя компаниями. После 1998 года "Премьер СВ", как главный конкурент "Видео интернэшнэл", перестал существовать. Формально он существует, но той роли, которую он играл, он уже не играет. Сегодня остался на этом рынке один монополист, это "Видео интернэшнэл". Правда, на этом рынке происходят определенные процессы. Видимо, ситуация постепенно будет меняться. С 2003 года был создан медиа-комитет, как средство контроля над рыночными потоками. Это - нормальная западная практика. Во многих странах мира тоже существуют такие индустриальные комитеты, которые в первую очередь контролируют правильность рейтингов. Потому что доходы от рекламы зависят от уровня рейтинга той или иной телекомпании и от тиража того или иного издания. Это практика всего мира.

Но в отличие от всего мира, где эти органы создаются рекламодателями, поскольку они естественным образом защищают свои интересы, у нас это создано несколько иначе. Это все возглавляется федеральным агентством по печати и массовым коммуникациям. Опять-таки, это находится под контролем государства. Как же так? Или у нас не рынок? Тогда должны быть рыночные механизмы. Или у нас государственный контроль. Но тогда нужно создавать цензуру, Гостелерадио. Выберете что-нибудь одно. А иначе получается, что мы создаем антикентавра. У него неумная голова человека. Помните, как выглядел кентавр? Умная голова человека и тело лошади. А мы делаем антикентавра. То есть тело человека и голова лошади. Соединяя худшее, что только можно взять.

Клятва на верность

Теперь - как развивается система лицензирования вещания. Обратите внимание на то, что максимально быстро растет телевещание и радиовещание в городах с населением менее 200 тысяч человек. То есть, в небольших городах. Именно там сейчас главный информационный бум. Здесь тоже у нас бум по части аннулирования лицензий. Если в 2000 году аннулировали только одну лицензию, то в 2002 уже 27 лицензий. Для чего это делается? Чтобы перераспределять эти лицензии. Отобрали у этого, отдали тому. Сейчас это будет делаться еще более активно, энергично, потому что во главе федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства о СМИ теперь стоит господин Боярсков, который до этого был одним из руководителей группы "Еврофинанс". Понятно, что он будет делать. Здесь все абсолютно логично, понятно, прозрачно. В общем, все делается правильно.

Печатная пресса. Достаточно быстро растут региональные СМИ. У них наибольшая динамика роста. Центральные газеты растут гораздо медленнее. Климат иностранных инвестиций. Наверное, для вас это не самое интересное. Я думаю, что если бы в местные СМИ пришел иностранный капитал, он смог бы нормально организовать там работу. У нас с 2001 года введены ограничения на иностранное участие в СМИ. Ограничения эти стоят, как запертые на замок ворота посреди чистого поля. Обойти можно элементарно. Но на всякий случай мы показываем, что граница на замке. Иностранный капитал не пройдет.

К сожалению, законодательство у нас развивается не в лучшую сторону. Увеличивается число оснований для прекращения СМИ, упрощается процедура прекращения СМИ, появляется дополнительное основание для приостановления СМИ. Закрепление функций лицензирования за федеральным органом исполнительной власти. То есть, за той самой службой по надзору за соблюдением законодательства о СМИ, которую возглавляет выходец из "Евро Финансы", господин Боярсков. Он теперь и определяет, кому давать лицензии на вещание. У кого отбирать лицензии на вещание, а кому давать. Замечательная конструкция придумана.

***

Теперь посчитаем, что получилось. Сложим индикаторы "за" и "против". Направленные в сторону демократического выбора и в обратную от него - в автократию. Так вот, если до 1998 года у нас было примерно равное число индикаторов демократических и автократических, то, начиная с 2001 года, явно превалируют автократия. Счет явно не в пользу демократии. Но, как мы с вами прекрасно понимаем, "игра" не закончена. "Игра" продолжается...



Алексей МЕЛЬНИКОВ, Калуга. Газета "Деловая провинция", № 10, 18 марта 20.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован